Categories
News in Russian

Адвокат Алексей Тарасов об обмене Бута, Ярошенко и других делах 2022 года

Listen to this article

Обмен заключенными и дело против хайвея на $5 млрд.

Ушедший 2022 год для нашего адвокатского офиса был очень загруженным, динамичным, богатым на результаты и юридические победы. Из громких дел – это прежде всего возвращение в Россию моих клиентов-россиян: летчика Константина Ярошенко и бизнесмена Виктора Бута. Заголовков в национальных американских СМИ удостоилось также наше дело против платного хайвея в Оклахоме.

Дело Ярошенко

27 апреля 2022 Константин Ярошенко вернулся в Россию после исторического обмена заключенными. В США возвратился бывший морской пехотинец Тревор Рид, отбывавший наказание в России. Обмен произошел в аэропорту Анкары в Турции. Президент США подписал указ о помиловании Ярошенко в тот момент, когда он шел по летному полю навстречу Риду. Этим делом я занимался ровно десять лет: адвокатом Константина Ярошенко я стал в апреле 2012-го.

Если бы суд в Нью-Йорке по делу Ярошенко руководствовался разумными прецедентами, никакого уголовного преследования не должно было быть. Главный упор в аргументации нашей защиты делался на прецедент 1974 года, когда апелляционным судом разбиралось дело «Соединенные Штаты против Тосканино». В результате был отменен обвинительный вердикт в отношении этого подсудимого. Дело в том, что Тосканино, как и Ярошенко, был арестован в другом государстве, после чего подвергнулся пыткам. В деле Тосканино суд посчитал, что подобное задержание способно нанести ущерб интересам США, а также угрожать американским гражданам. Отрицательный результат уголовного преследования Ярошенко – именно то следствие, которое решение суда в деле Тосканино было призвано предотвратить. Уголовного дела не должно было быть, если есть прецедент, действующий уже четыре десятилетия, который требует, чтобы суд первой инстанции отказался от юрисдикции в случае похищения, пыток, а также нарушения международного и зарубежного права. На стадии разбирательства по вновь открывшимся обстоятельствам нам удалось доказать присутствие всех трех составляющих.

 

Во-первых, я нашел доказательства того, что агенты либерийских спецслужб пытали Ярошенко за взятку в 100 долларов от своих американских коллег. Нами были получены показания от граждан Либерии, которые в мае 2010 года участвовали или были свидетелями ареста Ярошенко. Показания дали офицер Национального агентства безопасности Либерии Отело Мэтис, который за 100 долларов пытал Ярошенко и затем, по требованию взяткодателей, отвез россиянина к трапу самолета, следовавшего в США; сотрудник службы внутренней безопасности гостиницы «Рояль» в городе Монровия, получивший от американских агентов за содействие при аресте летчика взятку в 20 долларов; несколько служащих этого же отеля. Свидетели видели, как избитого Ярошенко, с надетым на голову мешком, отвезли из гостиницы в здание либерийской спецслужбы. Помимо доказательств пыток, в нашем распоряжении находятся документы, подтверждающие, что приказ либерийского министра юстиции о депортации Ярошенко в Америку был подписан задним числом.

Мы нашли и предоставили суду пленку, подтверждающую, что секретный агент службы по борьбе с распространением наркотиков США, известный под именем Сантьяго, делал аудиозаписи разговоров с россиянином, которые впоследствии не были предоставлены защите. Прокуратура утверждала, что таких записей не существует. Между тем, эти аудиозаписи имели потенциально оправдательную ценность. Они могли склонить присяжных к оправдательному вердикту, однако не были предоставлены защите. В ходе поиска новых обстоятельств по делу мне удалось найти человека, знавшего Сантьяго. Им оказался колумбийский наркоторговец по имени Марсель Асеведо Сармьенто, который находился в тюрьме в штате Огайо. Колумбиец признался, что хорошо знал Сантьяго. По словам Сармьенто, Сантьяго был его подчиненным и ездил по его указанию в Либерию вместе с нигерийским наркобароном Чигбо Умехом. Вернувшись из поездки, Сантьяго рассказал Сармьенто, что был участником операции, организованной властями США. Он также продал Сармьенто за 30 тысяч долларов цифровой носитель с несколькими видеозаписями, которые он сделал. Нам удалось получить от Сармьенто одну из этих записей. На ней отчетливо видно, как сотрудница посольства США в колумбийской столице Боготе передает Сантьяго устройство записи звука и видео и объясняет, как им пользоваться.

Дело Бута

8 декабря Виктор Бут вернулся в Россию также после обмена заключенными: в аэропорту Абу-Даби его обменяли на американскую баскетболистку Бриттни Грайнер.

С Виктором Бутом, осужденным на 25 лет лишения свободы по обвинениям в сговоре о продаже переносных зенитно-ракетных комплексов колумбийским повстанцам, я тоже познакомился в 2012 году в тюрьме Мэрион, штат Иллинойс. С октября 2014 года я официально выступал адвокатом Бута. Мы подали ходатайство о пересмотре дела Буту по вновь открывшимся обстоятельствам судье окружного суда Ширы Шиндлин. После этого мы обжаловали ее решение в апелляционный суд Второго апелляционного округа. В конечном итоге, с делом Бута мы дошли до Верховного суда США.

Наша позиция по делу исходила из того, что сговора у Бута не было, поскольку так называемый соучастник по делу Эндрю Смульян, знал, что его встреча с Бутом является операцией агентов США. Фундаментальный принцип американского уголовного права – это то, что невозможно вступить в сговор с сотрудником правоохранительных органов, агентом или информатором. Во время съемок документального фильма в 2014 году агенты Управления по борьбе с наркотиками США (УБН) Луис Миллион и Вильям Браун дали противоречивые интервью относительно операции по делу Бута. На видео, которое мы представили как вновь открывшееся доказательство, агент Браун, координирующий операцию в отношении Бута, сказал, что Смульян являлся «добровольным партнером в данном сценарии», а агент Миллион сказал, что устанавливал прямой контакт со Смульяном в 2007 году. Очевидно, что эти высказывания побуждали ряд вопросов.

Помимо фрагмента документального фильма мы представили на рассмотрение апелляционного суда информацию о пересечении так называемым соучастником Бута – Смульяном – границы Таиланда. Сделал он это без наручников и по заранее купленному билету буквально через 11 часов после якобы имевшего место ареста. Также мы представили электронную переписку Смульяна о том, что известный информатор УБН США по имени Майк Сноу предлагал ему принять участие в правоохранительной операции с окладом 25 тысяч долларов США в месяц. Кроме того, новые доказательства показывают, что Смульян скорей всего знал, что информатор Сноу являлся двойным агентом, и работал также на британскую спецслужбу МИ-6. Собранные нами улики говорили о том, что Смульян знал об операции и добровольно в ней участвовал, не имея преступного намерения, без которого сговор невозможен.

Более четкого признания в том, что Смульян знал об операции заранее, чем те фразы, которые агенты УБН по неосторожности сказали во время съемок документального фильма, просто и быть не могло. Более того, эти утверждения подкрепляются целым рядом доказательств, косвенно подтверждающих то, что УБН использовало Смульяна именно для поимки Бута.

Кроме доказательств отсутствия сговора между Бутом и Смульяном мы представили на рассмотрения апелляционного суда вновь открывшиеся доказательства о том, что федеральные прокуроры давили на окружную судью Шиндлин и требовали ее вычеркнуть из своего решения определение о том, что агенты Миллион и Роберт Захарашевич были свидетелями, не заслуживающими доверия суда. Как выяснилось, при выдвижении требований вычеркнуть нежелательное для стороны обвинения определение, прокуроры скрыли от суда то, что агент Захарашевич давал перед членами большого жюри в целях вынесения обвинительного акта показания по поводу событий, за лживое изложение которых судья впоследствии признала его недобросовестным свидетелем. Сознательное утаивание прокуратурой данных фактов, ровно как и активное участие гособвинения в редактировании решения суда в августе 2011 года требовало отмены обвинений против Бута.

В делах Виктора Бута и Константина Ярошенко общее то, что россияне были задержаны в третьих странах и доставлены в США, где они раньше никогда не были. Оба этих уголовных дела стали существенными раздражителями в отношениях между США и Россией. Когда воздействие уголовного преследования становится столь широко распространенным, что оно охватывает не только самого подсудимого и его ближнее окружение, но также и государства, ставя под угрозу отношения стран, особое внимание суд должен уделять соблюдению фундаментальных норм и принципов международного права. США это хорошо знают. Неприемлемость экстерриториальных похищений была одним из тех оснований, на которые Томас Джефферсон ссылался в Декларации независимости, адресованной британскому монарху. Суд в деле Тосканино указал, что экстерриториальные похищения неблагоприятно отражаются на международном положении Соединенных Штатов. Суд счел, что такие похищения нарушают международные обязательства США, включая Устав ООН.

Дело против хайвэя на $5 млрд.

В уходящем году мне с моими оклахомскими коллегами Ричардом Лабартом и Стэном Уардом удалось успешно завершить дело против Администрации платной дорожной магистрали штата Оклахома. Мы представляли 246 жителей штата, чьи дома оказались под угрозой сноса. В феврале этого года Администрация магистрали приняла решение построить скоростное шоссе прямо через густозаселенный жилой район. Губернатор штата выступил перед камерами на пышной церемонии, где объявил о строительстве новой дорожной сети, которую он назвал самым надежным и долгосрочным планом по строительству дорог в истории Оклахомы стоимостью в 5 млрд. долларов.

Обычно в таких случаях Администрация должна информировать граждан штата о своих планах, прежде чем принимать официальное решение о начале строительства. Но на этот раз руководство платного хайвэя процедуру не выполнило, нарушив оклахомский «Закон об открытых собраниях». Мы подвергали сомнению два эпизода на предмет намеренного нарушения Закона об открытых собраниях, а именно: повестку дня, подготовленную для общественного обсуждения от 25 января 2022 года, а также повестку для обсуждения, имевшего место 22 февраля. Обе эти повестки дня не соответствуют правилам Закона об открытых собраниях в связи с тем, что в них не были упомянуты программа по строительству дороги ACCESS Oklahoma или программа Kickapoo Turnpike Extensions. Администрация платного хайвэя предприняла попытку схитрить и расплывчато описала в своих повестках дня этот широкомасштабный план как «некий проект магистрали». Вместе с тем программа ACCESS и программа Kickapoo Extensions были впервые объявлены губернатором на торжественной церемонии 22 февраля 2022 года. Кстати, Администрация хайвэя заранее пригласила на эту церемонию первых лиц инжиниринговых компаний, девелоперов, высокопоставленных банкиров и мэров городов. Эти прямые выгодоприобретатели знали о том, что штат собрался строить дорогу. Не знали о коварном плане только рядовые граждане штата. 1 декабря 2022 года оклахомский судья Тимоти Олсен вынес решение, что Администрация магистрали осознанно нарушила Закона об открытых собраниях, поддержав все наши требования.

Нам удалось остановить пятимиллиардный дорожный проект! Нужно сказать, что Закон об открытых собраниях также предусматривает уголовную ответственность с максимальным наказанием до одного года тюрьмы. Будут ли оклахомские прокуроры выдвигать обвинения против чиновников, которые уже растратили десятки миллионов долларов – вопрос ближайшего будущего.

Дело Мартышева

20 декабря из федеральной тюрьмы был освобожден мой клиент россиянин Юрий Мартышев, осужденный в США на шесть с половиной лет за кибермошенничество. Юрий был освобожден раньше срока за хорошее поведение: в общей сложности он правел в местах лишения свободы около пяти лет. Сейчас федеральные власти передали его иммиграционным агентам для последующей депортации в Россию. Власти Латвии выдали Мартышева США в 2017 году. В 2018 году его признали виновным по двум из четырех пунктов дела о компьютерном мошенничестве. Юрий Мартышев подтвердил создание сервиса, с помощью которого можно было проверить, способен ли антивирус обнаружить программы. Прокуроры утверждали, что ущерб в этом деле составил 20 млрд. долларов. Мое участие в процессе позволило Юрию Мартышеву получить гораздо более мягкое наказание: второй обвиняемый в рамках этого дела – Руслан Бондарь – получил 14 лет лишения свободы. Надеюсь, что Юрий скоро вернется домой в Россию, где его ждет мама.

Интересных и громких дел в 2022 году было немало. В Оклахоме нам удалось выиграть процесс о дискриминации по делу, поданному китайским профессором против одного из университетов, и отстоять интересы студентки-волейболистки, которую в университете неправомерно обвинили в расизме.

Если я когда-нибудь буду писать мемуары о своей работе – то события этого года займут ни одну главу в книге.

наш корр.,

Хьюстон

Rate this article: 
Select ratingGive it 1/5Give it 2/5Give it 3/5Give it 4/5Give it 5/5

No votes yet
WP Radio
WP Radio
OFFLINE LIVE