Categories
News in Russian

Новоизбранный президент Аргентины предложил стране план шоковой терапии

У этого бунтаря-либертарианца большие планы, но, чтобы проводить свою радикальную политику, ему придется справиться с такой проблемой, как отсутствие большинства в парламенте страны.

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Избиратели Аргентины совершили прыжок в неизвестность, выбрав своим президентом радикального либертарианца-аутсайдера Хавьера Милея в надежде, что обещанная им шоковая терапия поможет вылечить их больную экономику.

Популисты правого толка, такие как Дональд Трамп и премьер-министр Италии Джорджа Мелони, поспешили поздравить Милея – известного экономиста, часто мелькавшего на телевидении, который во втором туре выборов опередил министра экономики Серхио Массу на убедительные 11 процентных пунктов. Но аргентинцы уже забеспокоились о том, как этот эксцентричный человек, который проработал в парламенте всего один срок, сможет управлять глубоко разобщенной южноамериканской страной, не имея поддержки большинства в конгрессе.

В серии радиоинтервью в понедельник Милей пообещал приватизировать национальную нефтяную компанию YPF, государственные телеканалы и радиокомпании. “Все, что может быть в руках частного сектора, будет в руках частного сектора”, – пообещал он. Он также пообещал посетить Соединенные Штаты и Израиль в течение трех недель до своей инаугурации, отметив, что это станет “духовным” опытом.

Основные элементы его политической программы заключаются в том, чтобы применить “бензопилу” в отношении раздутого государственного аппарата и провести долларизацию экономики. Однако пространство для маневров у Милея довольно ограничено, потому что он получает в наследство страну, которая находится в плачевном финансовом положении. Валютные резервы Аргентины истощены, годовая инфляция достигла 142,7%, и Масса опустошил казну, потратив средства на предвыборную кампанию.

Переход власти вряд ли будет гладким. Уже вспыхнул конфликт, когда Милей гневно отверг попытки Массы возложить на него непосредственную ответственность за обеспечение стабильности. Действующий президент Альберто Фернандес практически полностью исчез из поля зрения в период предвыборной кампании, поскольку правящие перонисты приложили немало усилий, чтобы Масса дистанцировался от своего непопулярного босса.

После того как 10 декабря Милей вступит в свою новую должность, одной из его первых задач будет подготовка бюджета на 2024 год для отправки в Конгресс. По мнению аналитиков, в проекте бюджета будет предусмотрено существенное сокращение расходов, поскольку в своей победной речи Милей еще раз повторил, что “постепенности места нет”.Кроме того, избранному президенту придется начать переговоры с МВФ, которому Аргентина должна больше денег, чем любая другая страна, – переговоры о реструктуризации ее проблемного долга на сумму 44 миллиарда долларов.

“По всем признакам это будет самый тяжелый переход власти по меньшей мере за десятилетие, – сказал Фабио Родригес, заместитель директора консалтинговой компании M&R Asociados в Буэнос-Айресе. – Проблем много, и все они неотложные”.

Бунтарская предвыборная кампания Милея – которую он вел в основном в социальных сетях и в основе которой лежала “иконоборческая программа”, включавшая в себя обещания сжечь центробанк и покончить с политической “кастой” страны, – очень напоминает предвыборные кампании его идеологических единомышленников, а именно бывшего президента США Дональда Трампа и бывшего президента Бразилии Жаира Болсонару.

Но, скорее всего, Милею придется вести гораздо более тяжелую борьбу за принятие законов в конгрессе, чем любому из его коллег-популистов. Его коалиция “Свобода наступает” (La Libertad Avanza), основанная всего два года назад, занимает менее 40 из 257 мест в нижней палате парламента и всего 7 из 72 мест в сенате. Ни один из 23 влиятельных губернаторов Аргентины не является членом его партии.

Бывший президент-правоцентрист Маурисио Макри заключил союз с Милеем, но, даже если все законодатели из его партии будут поддерживать предложения альянса “Свобода наступает”, у Милея все равно окажется менее трети голосов в нижней палате и всего пятая часть голосов в сенате.

Милей пока не сообщил, кто будет его министром экономики, заявив, что после махинаций Массы назвать имя сейчас будет равносильно тому, чтобы посадить его самого важного министра “на электрический стул”. Но ему все равно придется раскрыть эту тайну: по сообщениям местных СМИ, в настоящее время на рассмотрении находятся две кандидатуры – бывший глава центробанка Федерико Штурценеггер (Federico Sturzenegger) и бывший министр финансов Луис Капуто (Luis Caputo).

“Многое будет зависеть от динамики взаимоотношений между сторонниками Милея, вдохновленными его радикальной риторикой <…> и так называемыми “взрослыми в комнате”, то есть людьми, которые связаны с Макри и [проигравшим кандидатом-правоцентристом Патрицией] Буллрич”, – сказал Оливер Штюнкель (Oliver Stuenkel), профессор международных отношений в Фонде Жетулиу Варгаса в Сан-Паулу. “Взрослые в комнате” рассматривали Милея как “полезный инструмент для проведения своей политики, и они полагают, что им удастся контролировать его и помешать ему воплотить в жизнь его самые радикальные идеи”.

Штюнкель добавил: “У Милея нет столько союзников, чтобы укомплектовать всю администрацию, поэтому он будет опираться на технократов, которых он перед вторым туром голосования называл глубинным государством”.

Тем не менее относительно сильный мандат Милея – он набрал больше голосов, чем любой другой президент с момента возвращения Аргентины к демократии в 1983 году, – действительно может позволить ему провести стремительное сокращение расходов в период “медового месяца”, то есть самом начале его президентского срока, как сказал Родригес.

“В Аргентине существует традиция, в соответствии с которой партии не блокируют первый бюджет нового президента”, – пояснил он, добавив, что Милей также может взять бюджет, представленный Конгрессу Массой, и изменить некоторые его части собственным указом без поддержки парламента.

Еще одной неотложной проблемой является растущий государственный долг перед местными кредиторами. По словам Марины Даль Поггетто (Marina Dal Poggetto), исполнительного директора консалтинговой компании EcoGo, теперь обслуживание долга в виде ежемесячных процентных выплат обходится в 2,5 триллиона песо, что эквивалентно бюджетному дефициту, который Аргентина накопила за последние восемь месяцев. Масса платил по счетам, печатая новые деньги, но Милей пообещал этого не делать.

“Сложившаяся ситуация указывает на то, что будет экономический шок. Вопрос лишь в том, будет ли он организованным шоком или беспорядочным”, – добавила Поггетто.

После самого короткого “медового месяца” нового президента перонисты только и будут ждать удобного случая, чтобы наброситься на Милея за любой неверный шаг. Поскольку это движение контролирует профсоюзы и может вывести огромные толпы людей на улицы для проведения акций протеста, неопытного нового президента впереди ждут тяжелые времена.

По мнению аналитиков, особенно трудно Милею будет выполнить обещания заменить песо долларом и закрыть центробанк Аргентины.

Команда Милея сообщила, что для долларизации экономики потребуется около 40 миллиардов долларов, но валютные резервы Аргентины крайне малы, и страна не имеет доступа к международным кредитам. Кроме того, у альянса “Свобода наступает” нет большинства голосов в парламенте, которое необходимо ему для принятия закона о долларизации.

“Похоже, что идею долларизации экономики придется как минимум отложить на время. А пока Милей сосредоточится на реализации более традиционного плана по стабилизации, – сказал Амилькар Колланте (Amilcar Collante), экономист из Национального университета Ла-Платы. – Для этого нужно будет попытаться унифицировать обменный курс”.

По мнению большинства экономистов, в условиях искусственно поддерживаемого валютного курса серьезная девальвация неизбежна, но Милей заявил, что немедленная отмена механизмов валютного контроля невозможна.

“Для начала нам нужно разобраться с долгами перед местными кредиторами. Если этого не сделать и устранить механизмы контроля, мы получим гиперинфляцию, – сказал он в понедельник. – У нас есть очень четкий план того, как решить эту проблему”. Никаких иных подробностей он не сообщил.

По словам Штюнкеля, многое остается неясным касательно того, как именно Милей собирается реализовывать свою программу.

“Многое будет зависеть от его личного лидерского потенциала, от его интереса к деталям политики – мы ничего об этом не знаем. В должности конгрессмена он оказался не особенно продуктивным. Он не смог обзавестись множеством друзей, поэтому может поручить заключение сделок другим”.

WP Radio
WP Radio
OFFLINE LIVE